• Wix Facebook page

Светлана Мурашкина
+7 916 8218284

mursi@inbox.ru


Василий Журавлев
+7 926 2302680

vas60@inbox.ru

Москва

ул. Селезневская

д. 11 а, стр 3

м. Новослободская

© Copyright 2018. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Перепечатка материалов сайта возможна только при получении согласия редакции в письменной форме.

Программа «Клуб кинопутешественников»

Просветительская телевизионная программа «Клуб путешественников» была первой и последней в истории  отечественного телевидения передачей  о  культуре  различных народов, истории и географии в форме рассказов  о путешествиях по нашей планете.

 

За долгую историю своего существования телепрограмма, в создании которой участвовало несколько поколений творческих работников,  оставалась  эталоном  операторского мастерства, литературного качества  закадровых текстов и музыкального оформления.              

 

Программа несколько раз  меняла свое название:

 

1960- 1973 – «Клуб кинопутешествий»

1974 – 1983   «Клуб кинопутешественников»

1983- 2003 – «Клуб путешественников»

 

 

Но  в нем всегда оставалось слово «Клуб» -  место, где собираются те, кому дорога  идея  путешествий  с целью познания окружающего мира.

«Клуб кинопутешественников»  впервые вышел в эфир 18 марта 1960 года. Телепередаче  была уготована долгая жизнь и редкая  судьба : она стала  не просто любимой  несколькими поколениями  советских, ставших позже российскими,   телезрителей, программой, но и самой долговечной  в истории телевидения, уступая  лишь немного в своей  «живучести» американскому сериалу:  «мыльной  опере», вместе с которой  росли и старели и умирали миллионы американцев, также, как и наши соотечественники - с «Клубом».  

«Клуб» выходил в эфир еженедельно на протяжении 43-х лет.

За годы  его существования  вышло   2 236 выпусков.

Хронометраж программы (время  трансляции программы в эфире) Центрального телевидения, затем ТК «Останкино», позже – ОРТ, а затем - Первого канала,  также менялся: в свое время  он  достигал  целого часа, в течение которого  никто не покидал  своего места у «голубого экрана» - так было принято называть  телеприёмник.  Даже  в последние годы своего существования   программа  длилась  не менее 43-х минут. 

В результате, в 90-ые годы  XX века программа  была отмечена в Российской  версии  «Книги  рекордов Гиннесса»  как старейшая программа ТВ.

 

 
ВРЕМЯ  ПЕРВОГО

Программу придумал и стал ее первым ведущим кинорежиссёр, писатель  и оператор Владимир Адольфович Шнейдеров  (1900-1973 гг.)

 В тот короткий период, который сегодня принято называть «оттепелью», молодому советскому телевидению понадобилась передача об огромной советской стране. Кроме того, зрителей нужно было познакомить с жизнью за рубежом, в других странах, в первую очередь, идущих по пути строительства социализма.

«Магия кино»  позволяла показать такие места и достопримечательности, которые вряд ли смогли бы увидеть своими глазами сами зрители. Просвещение населения в духе марксизма-ленинизма было всегда одной из задач коммунистической партии Советского Союза… И такое просвещение воспринималось населением с огромным интересом, хотя страна  еще не оправилось от ужасов самой опустошительной войны в ее истории  и сталинских лагерей.

Появление на экранах советских телевизоров  марки  КВН «Телевизионного  клуба  кинопутешествий» во многом обязано и тому, что в июле 1958 года в Москве прошел VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Участники фестиваля были первыми иностранцами,  кроме редких «интуристов» и полчищ немецко-фашистских захватчиков, которых советские люди  увидели  впервые с октября 1917.

 

 

 

Тогда телевидение еще спорило с радио – оно было, по сути, тем же радио, но только  с движущимися черно-белыми  картинками. И еще немного театром, каждый выпуск  программы был единственным в своем роде: после эфира его больше никто и никогда  не смог бы  увидеть.  Тогда еще программы, одобренные  к показу цензорами-редакторами,  не записывали на магнитофонную пленку. Во многом выпуски были импровизациями, но с учетом мнения редакторов.

Ещё  раз что-то увидеть можно было только тогда, когда оно было снято на кинопленку.

  

«Телевизионный  клуб  кинопутешествий» работал с пленкой - показывал  видовые документальные фильмы, сделанные  на многочисленных киностудиях, разбросанных по всем республикам огромного СССР. У каждой студии был свой производственный план, так что  Владимиру Адольфовичу  было из чего выбирать, а не ломать голову над тем, что «поставить в эфир», в отличие от продолжателей его дела тридцать лет спустя в ельцинской  России. 

Владимир Шнейдеров во время трансляции  говорил несколько слов о тех местах, которые вскоре увидят зрители, а затем  его ассистент  включал проекционный киноаппарат. Считалось особым шиком, если опытный ассистент мог включить проекционный аппарат на последних словах ведущего, но так, чтобы зритель не смотрел «ракорд» - технические значки в начале кинопленки, а сразу - саму картину.

   

«Клуб кинопутешествий» выходил на  самой главной программе Центрального телевидения – Первой. Каждое воскресенье. Тогда программа длилась 60 минут.

С развитием записывающей техники, ведущий и создатели программы постепенно перешли на систему предварительной съемки и записи на магнитофон. 

 

За свою жизнь оператор и режиссер Шнейдеров  накопил  огромный  личный опыт путешествий и съемок, поэтому даже  его короткое выступление перед началом научно-популярного фильма  вызывало  интерес к программе, а главное  - доверие зрителя. Ему верили, потому что он не просто знал, но и любил  дело, которому без всякой личной для себя выгоды посвятил всю жизнь. Также будут верить Юрию Сенкевичу, занявшего место ведущего в студии «Клуба» после смерти Шнейдерова .

«Каждый, кому интересно своими глазами увидеть далекие просторы Центральной Азии, может теперь как бы принять участие в нашей экспедиции, совершив вместе с нами кинопутешествие на экране»,- замечал Владимир Адольфович   в своей книге «Под небом древних пустынь», написанной после состоявшейся  кино-экспедиции, к которой   он  готовился многие годы…

 

В первых выпусках «Клуба» использовались видеоматериалы, снятые в том числе и на московской студии «Центрнаучфильм». Там же был снят  Владимиром Шнейдеровым  и  цикл   научно-популярных  фильмов «Путешествия по  СССР».

И не случайно, что первым   председателем  экранного, как сказали бы сейчас  – «виртуального»,  телевизионного  «Клуба кинопутешествий»  стал он сам - его создатель.

Молодость  создателя и первого ведущего «Клуба»  – гражданская война. Это и  о нем строки  советского  поэта, такого  же убежденного  коммуниста, как и сам  Шнейдеров : «нас водила молодость  в сабельный поход» и «бросала на кронштадтский лед».

 В годы молодой советской республики  Шнейдеров становится   оператором, но, в отличие от востребованных новой властью  «певцов режима», он  снимает дальние авиаперелеты и экспедиции. 

В тридцатые годы – он режиссер документальных и художественных фильмов. Во время войны  возраст уже не позволяет ему идти на фронт: он  снимает в тылу учебные фильмы для тех, кому еще только предстоит вступить в смертельную схватку с врагом.

 После войны, Шнейдеров возвращается к любимому делу - документалистике и описанию в книгах  своих кино-экспедиций. Художественное кино, а его «Джульбарс» и другие картины снискали восхищение всех  любителей  приключенческих фильмов, уже не привлекает самого автора.

Он создает и руководит   творческим   объединением   «Географический фильм»  и «Альманах кинопутешествий» на студии «Центрнаучфильм».

Его «Альманах» показывают во  всех  кинотеатрах  страны перед  началом художественного фильма. И зрители счастливы, когда перед фильмом – щнейдеровский  «Альманах», а не официозный киножурнал   «Новости дня» с обязательными  комбайнами, домнами и генсеками.

  

Свои первые просветительские фильмы о путешествиях «По Самарканду» и «По Узбекистану» Шнейдеров  снял  в  1924 году, когда  Советская власть еще боролась с «басмачами»   в тех местах… 

В 1925 году Шнейдеров – на борту  самолета  авиа-экспедиции    Москва — Монголия — Китай. Выходит его картина  «Великий перелёт».

В 1928 году  зрители знакомятся с  фильмом   «Подножие смерти» - об экспедициях на  Памир, в том числе – советско-германской, к  истории  которой с годами  все больше вопросов… 

Летом 1929 года Шнейдеров  с киногруппой отправляется  на  юг Аравийского полуострова,  а в 1931 году на экраны страны  выходит его  «Эль-Йемен».

В 1932 он снимает переход  ледокольного парохода «Александр Сибиряков» из Белого моря в Баренцево – первый удачный переход  за одну навигацию по Северному морскому пути.

Спустя год – он на борту парохода    «Челюскин».

С первых  же выпусков заседания «Телевизионного клуба кинопутешествий» пользовались огромным интересом  у зрителей, также как  и журнал «Вокруг Света» - у читателей.

Новая телевизионная программа не просто  стала «окном в мир»  для  советских граждан, которые могли путешествовать по миру  лишь благодаря телевидению и кино, но и объединяла всех «романтиков», которые «хотели в поход»  и им вовсе «не нужен был миллион», как пелось в советской песне тех лет…  

Скромная, лишенная  пропагандистского  пафоса  и  не замечаемая начальством во время  раздачи наград, программа  Шнейдерова не просто давала простор для воображения и мечтаний, но и помогала всем, кто  стремился тогда стать тем, кого  больше всех уважали  в той исчезнувшей стране: летчиком, моряком, полярником, учителем, исследователем…  

 

Коммунистическая идеология  и цензура  в форме  «согласований»  после всех редакторских правок напоминала то, что сегодня происходит на российском телевидении,  но тогда еще требовалось,  чтобы  программа на две трети  состояла   из сюжетов  о родной стране, и только на одну - о зарубежье.

«Зарубежные» киноочерки были посвящены  странам социалистического содружества.  Сюжет о  капиталистических странах всегда ставили в самый конец выпуска и не забывали  в очередной раз напомнить  телезрителям о том бесправии, нравственном унижении и  материальном неблагополучии, в котором живут люди в мире капитала.

И все же, в своей неизменной «буржуазной» бабочке, которую Владимир Адольфович  заменил   к концу жизни  на «кожанку»   комсомольца двадцатых годов,  Шнейдеров  каждый раз  находил свой извилистый путь к сердцам миллионов…

 

 

 

 

НА ПЕРЕПУТЬЕ

 

После смерти Шнейдерова в 1973 году «Клуб кинопутешественников» закрыли. Сразу, также, как и закроют его  тридцать  лет спустя, но уже совсем  при  иной  власти.

Но тогда было другое  время… Волна писем осиротевших  зрителей заставили руководство Гостелерадио  пересмотреть свое  решение.

 В роли нового ведущего популярной «среди трудящихся»  программы  пробовались многие люди. Первым  претендентом на опустевшее   кресло  Президента   «Клуба»   стал утвержденный    в «Инстанции», как тогда было принято называть  ЦК КПСС на Старой площади, в зданиях которого   ныне располагается Администрация Президента РФ,  океанолог, исследователь  Арктики и Антарктики  профессор  Алексей  Фёдорович Трёшников, его кандидатура была предложена руководством Гостелерадио. Человек уважаемый, с большим экспедиционным опытом, но как-то не сложилось…

Затем в студии появился  журналист-международник Олег Игнатьев. И тоже ненадолго.  Игнатьев родился в годы, когда Шнейдеров уже колесил с кинокамерой  в тех местах, откуда  писал свои письма Екатерине Матвеевне красноармеец Сухов. На фронте – минер Черноморского флота. После войны - выпускник МГИМО.  Корреспондент  газеты «Правда»: отправлял в редакцию свои корреспонденции из джунглей Вьетнама и Лаоса. Сопровождал с фотокамерой и блокнотом   партизан  Анголы, Гвинеи и  Мозамбика, вооруженных советским оружием.   Друзья-правдисты  отмечали его «огромное обаяние и особое, «игнатьевское»  чувство юмора».  Многие тогда читали три десятка  его книг и смотрели документальные фильмы, в которых он продолжал бороться с империализмом и  мировой закулисой, в том числе «Одна бибиси сказала…».

 Но зрители ждали от «Клуба»  не  «Итоги недели с Дмитрием Киселевым» - тогда этим занималась  «Международная панорама», пусть и в варианте «лайт», несмотря на  разгар «холодной  войны».

 Вскоре журналист отправился  на свое очередное редакционное задание к партизанам, а  в студии  беседовать с гостями и представлять телесюжеты стал  профессор  Андрей  Григорьевич Банников, биолог.  Андрей Григорьевич был бородат, чем раздражал топменеджеров  из идеологического отдела ЦК КПСС, курировавших  «голубой экран», но зрителями был встречен с симпатией… авансом. Возможно, из-за бороды: это было признаком интеллигентности и нонконформизма в те годы. Ему даже простили  легкое заикание, сегодня он бы точно не прошел кастинг.

Итак, всех предложенных начальством на место  умершего Президента  телевизионного «Клуба»  кандидатов  советский зритель принял  с прохладцей.  А тогда к мнению зрителей - «трудящихся» -  было принято  прислушиваться.

 

Однажды, после  экспедиции норвежского исследователя Тура Хейердала  на папирусных лодках «Ра» и «Ра 2», со своим рассказом о приключениях в океане в телестудию к Банникову  пришел  врач международных экспедиций  Юрий Сенкевич.

Что произошло   потом,  Сенкевич честно  описывает в своей книге «Путешествие длиною в жизнь»  так:

«После смерти Владимира Адольфовича на роль ведущего пригласили известного ученого, профессора Андрея Георгиевича Банникова. Это был очень интеллигентный, мягкий в общении человек, который, к сожалению, нравился не всем. Особенно почему-то не нравился его нестандартный для тогдашнего телевидения (и его высокого начальства) внешний вид: Андрей Георгиевич носил бороду. Кроме того, он еще и немного заикался. Банников и сам понимал, что роль ведущего не для него.

И вот однажды Владимира Ухина (ведущий программы «Спокойной ночи малыши» и  сосед Сенкевича  - ред.)  встретила главный редактор Редакции кинопрограмм Центрального телевидения Жанна Петровна Фомина. В разговоре с ним она спросила:

- Володя, нет ли у тебя на примете какого-нибудь молодого парня, путешественника, который мог бы стать у нас ведущим? - Ухин назвал меня. Ах, это тот, который плавал с Хейердалом? А говорить-то он умеет?

- Конечно. Да еще как умеет. - И он рассказал ей о наших с ним совместных выступлениях.

Они договорились, что пока Володя будет молчать об этом разговоре, требовалось время, чтобы меня "попробовать". Просто он как бы между прочим сказал мне:

- Знаешь, тебя приглашают выступить в передаче "Клуб кинопутешествий". Ты как к этому относишься?

- В общем-то, положительно.

- Тогда возьми с собой слайды и приходи.

Я пришел в студию, познакомился с А. Г. Банниковым. Потом, используя слайды, стал рассказывать про Хейердала, про его идею трансатлантических контактов, про наши плавания на "Ра"... Мне удалось рассказать так много, что в одну передачу мы не уложились, а решили продолжить в следующий раз. Тем более что технические возможности позволяли - передача шла в записи.

 После этого меня вызвала к себе Ж.П.Фомина:

- Юра, вы нам понравились, у вас хорошо получается. Знаете, Андрей Георгиевич уходит в отпуск, его не будет месяц. Не могли бы вы в течение этого месяца вести у нас "Клуб кинопутешествий"?

Я согласился с условием, что мне подробно все объяснят, что и как надо делать. На том и расстались, договорившись, что я начну "входить в курс дела". Конечно, передачу готовило много людей: режиссеры, редакторы... Они намечали темы, исходя из имевшегося в их распоряжении киноматериала, оговаривали необходимые текстовые "подводки" к тому или иному фильму. И тем не менее волновался я страшно. В течение месяца я отсматривал материал, копался в энциклопедиях, справочниках, других книгах, делал коротенькие комментарии к тем фильмам, которые должны были показываться в передаче... За этот месяц я немного освоился, но все равно волнение перед камерой осталось и не покидает меня по сей день...

Итак, я провел свои четыре передачи. А. Г. Банников вернулся из отпуска. Я продолжал работать у себя в институте, как вдруг позвонили с телевидения и попросили приехать к Ж.П.Фоминой для какого-то разговора. Что же оказалось? После четырех моих выступлений в качестве ведущего в редакцию пошли письма, где зрители возмущенно спрашивали: почему убрали с экрана Сенкевича? Были там и другие вопросы, из которых следовало, что телезрители хотят, чтобы "Клуб кинопутешествий" вел именно я. Жанна Петровна, сообщив мне об этом, сказала: "Юрий Александрович! Мы бы хотели предложить вам быть у нас постоянным ведущим передачи".

Не могу сказать, что это предложение было для меня неожиданным - в общем-то, я был подготовлен к такому повороту дел. Да и в душе мне самому хотелось бы продолжить то, что я делал в течение месяца, - это было так интересно. И вполне объяснимое, нормальное для человека честолюбие тоже имело место.

И все же ответить сразу на предложение телередакции я не мог - мне надо было поговорить с руководством нашего института: как человек военный, я должен был соблюдать дисциплину. Пришел к директору института О.Г.Газенко и рассказал о предложении телевидения. Он, конечно, видел меня в передаче, даже похвалил, но, узнав, зачем я к нему обратился, спросил: "А как ты будешь теперь все совмещать? Работа в институте, тренировки..."

Мне действительно надо было решить эту непростую задачу - ведь для того, чтобы подготовиться к передаче, мне был необходим еще один свободный день, кроме выходных. Олег Георгиевич своей властью дал разрешение на дополнительный свободный день в неделю, попросив только написать соответствующий рапорт.

Так я начал свою работу на телевидении…».

 

  

МИР ГЛАЗАМИ СЕНКЕВИЧА

 

К началу своей работы на телевидении Юрий Александрович Сенкевич окончил Военно-медицинскую академию в Ленинграде и работал в Институте медико-биологических проблем  в Москве.  В 1966-1967 годах он участвовал в 12-ой  Советской антарктической экспедиции  и провел двенадцать  месяцев на самой удаленной станции  южного континента - «Восток». В  1969-1970  –  участвовал в двух  экспедициях Тура Хейердала на  папирусных лодках «Ра» и «Ра-2» через Атлантику, а в 1977-1978 на «Тигрисе».

В путешествиях Юрий проводил уникальные исследования по изучению физиологического состояния человека  и межличностных отношений в экстремальных условиях, при длительной изоляции.

На Центральном телевидении «Останкино»  Сенкевич  работал «по совместительству», не оставляя своих исследований в  Институте медико-биологических проблем, занимаясь космической медициной.

В это время  из-за быстрого  развития новых технологий  теле-производства и технического переоснащения «главное телевидение» страны стало быстро меняться. Технологические изменения затронули и привычный уклад жизни  Киноредакции  ЦТ, к которой относился и «Клуб путешественников».

 Телевидение все больше стало походить на  большой завод. В редакции программы «Клуб кинопутешественников»  были созданы четыре съемочные группы, в которые входил режиссер, редактор и ассистент (в наше время – «линейный продюсер»).

 

В конце семидесятых годов «Клуб» расширил свою тематику. Помимо географии, в выпусках все чаще стали появляется сюжеты на исторические темы, рассказы об  археологии, традициях и обычаях народов СССР.  В программе стали больше говорить  о памятниках искусства и  литературы. В эти годы гостями  Юрия Сенкевича в студии становились известные писатели, талантливые художники,  искусствоведы и историки, которые часто обсуждали  такие вопросы, о которых   в других программах Центрального телевидения не говорили…

Но при этом никогда не забывали  и об  истории географических открытий. В телеочерках  рассказывалось  о знаменитых путешественниках, землепроходцах, мореплавателях древности.

 Не оставляли без внимания и зарубежные страны:  свои сюжеты с удовольствием снимали  для «Клуба путешественников» собственные корреспонденты огромной «коррсети» советского телевидения по всему миру. Для корреспондентов, делающих сюжеты на политические темы, работа для «Клуба»  становилась  приятной возможностью рассказать  о стране  своего пребывания  и  о людях,  без  обязательной порции идеологической инъекции зрителю, как для программы «Время» или «Международной панорамы». Сюжеты  журналистов-международников  -  элитного отряда  бойцов  идеологического фронта,  в «Клубе»  меняли свою тональность: в них появлялась доброжелательность. Можно было почувствовать,  что по-настоящему думают советские журналисты  о тех местах, где работают.

К тому же, журналистский корпус собственных корреспондентов в те годы выгодно отличался  от современного своими глубокими знаниями истории  страны, ее языка, традиций и обычаев. Трудно представить  себе  Георгия Зубкова – тогда корреспондента  во Франции и частого  автора «Клуба», который пытается говорить с французами  по-английски, как  принято сегодня в программе «Время».

 Практически все крупнейшие путешественники и исследователи нашей планеты: Тур Хейердал, Жак Ив Кусто, Джералд Даррелл, Тимоти Северин, Отар Лордкипанидзе, Бернгард Гржимек, Гарун Тазиев, Карло Маури, Бруно Вайлатти, Жак Майоль, Мирослав Стингл, Яцек Палкевич, – во время своих визитов в СССР охотно приходили в студию «Клуба путешественников»  с рассказами о  своих путешествиях и открытиях.   А  Юрий Сенкевич всегда разговаривал с ними так,  что было интересно всем зрителям.  В этом ему особенно помогала его феноменальная память и способность точно воспроизвести единожды прочитанный «с листа» текст, сделав небольшую поправку на собственную лексику - так написанный редактором текст неожиданно приобретал свою, авторскую интонацию. А главное - его огромный личный опыт путешествий.

 Советские и зарубежные исследователи: географы, археологи, мореходы, полярники, журналисты и писатели, - приходили на заседания «Клуба» и вступали в диалог с многомилионной аудиторией этой программы, которая никогда не была ни  важной, ни главной  для останкинского теленачальства  - такой она была только для зрителей всей страны.

 

Постепенно,  в выпусках  «Клуба»  стали  использовать больше своих собственных съемок, а не только кинофильмы других студий  и не заказанные заранее корреспондентские  материала из зарубежья.

«Бригады»- съемочные группы из четырех человек  начали ездить в командировки  в разные уголки  страны и  не редко - по следам письма телезрителя!

В ту эпоху часто писали в газеты и на телевидение: ни одно обращение не оставалось не отвеченным, но в «Клуб» писали очень много - мешками!   

Первый, по-настоящему «свой» выпуск программы, - это поездка Юрия Сенкевича вместе с режиссером Валерием Лещинским  и оператором Марком Трахтманом    со   сборной  командой советских альпинистов в Гималаи в 1982 году, на  первое  зарубежное восхождение наших альпинистов.

Помимо съемок, Юрий Сенкевич  проводил медицинские исследования в условиях высокогорья в базовом лагере экспедиции. В результате  был  снят    и показан в «Клубе» документальный фильм «Вершина», который  с интересом смотрится и сегодня.

И все же в выпусках программы  продолжали использовать «кинопоказ» - фильмы или их фрагменты из картин производства других студий:  чужое творчество – это спасительный  резерв для  «наполнения  эфира»  для всякого редактора  и  точного «хронометража» для выпускающего режиссера. 

Нередко в выпусках «Клуба» стали показывать и съемки любителей путешествий  на пленке 16 мм, которые не просто присылали  их в редакцию программы, но и часто становились гостями студии в «Останкино» и рассказывали о своих приключениях Юрию Сенкевичу.

«Клубовских» материалов из зарубежья было немного, но зато – «свои»! Много согласований,  обсуждений, утверждений, разрешений … упорное отмалчивание кандидатов после визитов в начальственные кабинеты -  а вдруг сорвется, не утвердят?! 

 Разумеется, личность  ведущего и  его умение убеждать чиновников  «в нужности  выполнения поставленной творческом коллективом задачи», как сказал бы военный (а Юрий Александрович к  тому времени был уже в  звании полковника медицинской  службы, хотя ни мундир, ни награды никогда «на гражданке» не носил), и решали  вопрос с увлекательной поездкой – бегством от советской действительности для него самого  и его коллег.

Многим тогда, на закате СССР, запомнились тематические программы - фильмы о Западной  Африке,  путешествие по Буркина-Фасо и Нигерии (режиссер Андрей Циленко). В одном Сенкевич спасается бегством от рассерженных  слонов, а в другом явно демонстрирует  взволнованность  назойливым  вниманием  недовольных бегемотов посреди  реки  … и это не было постановкой!

 Любая программа готовится большой группой людей. Сегодня их даже не принято указывать в финальных титрах: на современном телевидении они не заслужили себе даже «братской могилы » - так в  «Клубе» иронично называли список создателей программы, когда не указывалась роль каждого отдельного сотрудника редакции, принявшего участие в выпуске. И это было не пустое телевизионное тщеславие, а тот  самый «знак», которым клеймил средневековый мастеровой свое изделие -  как гарантию  качества и долгой службы.

В  отличие  от «важных»  программ Центрального телевидения, которые смотрели в Кремле, Идеологическом отделе ЦК КПСС, а также в каждой казарме Советской армии  перед отбоем, в «Клубе путешественников»  все было устроено несколько иначе: люди работали вместе годами  и не ради денег, а из-за  любви к профессии и своего глубокого интереса к избранным темам,  привязанности к дружному коллективу. Шутили, что «это – лучший способ удовлетворить свое личное любопытство за государственный счет».

Именно они, эти «певцы за сценой», и делали программу интересной при полном понимании и одобрении  ведущего Юрия Сенкевича.

Главным редактором  киноредакции, а затем и Студии научно-популярных и просветительских программ  была Ирина Александровна Железова. Среди своих многочисленных подопечных она особенно выделяла редакцию «Клуба путешественников» и искренне любила  как саму программу, так и тех людей, которые ее делали  годами, и вырастали  у нее на глазах.

 Многие «клубовцы» приходили в редакцию после института,  а то и школы,  и оставались  в редакции  на годы: учились у старших. Постепенно  администраторы превращались в опытных  редакторов, а ассистенты – в   хороших режиссеров, а затем – в успешных кинопродюсеров и руководителей телеканалов, маститых режиссеров – документалистов и писателей. 

Редактором одной из « бригад» - съемочных групп,   была Галина Лучай.  Именно она стала первой приглашать в студию «Клуба»  писателей, поэтов и   художников: они видят мир иначе, чем географы и историки.

Пересматривая, в который уже раз, «Белое солнце пустыни»,  никто и не догадывается теперь, что  Катерина  Матвеевна, которой из туркменских песков сочинял в уме свои проникновенные письма товарищ Сухов – та самая  Галина Лучай - редактор «Клуба кинопутешественников».

Режиссер Владимир Мотыль случайно увидел ее в монтажной «Останкино» в 1969 году  и стал упрашивать  сняться  в эпизодах своей новой картины.

Лучай  долго отказывалась -  в лучших традициях героя  фильма  «Мертвый сезон»   актера Савушкина (Ролан Быков): «Я не могу! У меня – елки!», то есть ей нужно «делать эфир» –  план выпуска очередных программ «Клуба» давно расписан…    

И все же тонкому, умному и ироничному Владимиру  Яковлевичу  отказать  было невозможно: одно лишь общение  с ним на съемочной  площадке и вне ее – школа мастерства. Сыграла:

   

 

Сотни выпусков программы  «Клуба» сделал  режиссер  Станислав Покровский.  Он любил горы, походы  и археологию, поэтому собирал под сенью «Клуба»  всех  советских романтиков – «рюкзачников», а когда не занимался байдарочниками и прочими походниками, то популяризировал своими программами такую скучную, с точки зрения киносъемок   науку,  как  археология.

Андрей  Циленко.  Режиссер фильмов, автор запоминающихся текстов, посвятивший  всю свою, так рано оборвавшуюся, жизнь «Клубу путешественников».  Именно он, этот молчаливый и застенчивый человек, в  тяжелые  для «Клуба»,   те самые  «лихие девяностые», сумел не  только сохранить программу в эфире, но и спасти ее любимый зрителями облик - просветительскую направленность,.

Леонид Ниренбург  – прекрасный режиссер, начинавший еще ассистентом на выпусках Шнейдерова. Все его лучшие  работы в телевизионном кино, как  и лучшие  годы жизни, тоже были  связаны  с «Клубом»

Валерий   Лещинский – режиссер, снявший фильм о первом восхождении советских альпинистов на Эверест и многие другие выпуски «Клуба». Галина  Герасименко –  режиссер, многие годы  знакомившая зрителей с Японией и другими странами.  Вадим - «Вадик» - Белозеров – редактор. Режиссеры  Людмила Краснова и Марина Столбова. Леонид Орлов – редактор, а теперь – известный продюсер на ТВ.

Кстати, создательница РЕН ТВ  Ирэна Лесневская  тоже начинала свою телевизионную карьеру редактором в «Клубе», также как и ныне широко известный своим успехами в полнометражном кино Дмитрий Рудовский - режиссером  программы. 

 Жизнь, прожитая  в редакции  «Клуба путешественников»,  кому-то покажется  слишком  уж однообразной, к тому же,  для большинства из них многолетняя работа  «на эфир» так и не принесла  ни государственных  наград, ни  достойной пенсии, ни уважения в старости. Только воспоминания о своих путешествиях и тех хороших людях, которые повстречались  в дороге …

Они забыты. Их имена   помнит только  кинопленка  старых передач …

  

 

ПЕРЕМЕН ТРЕБУЮТ НАШИ ГЛАЗА

 

В годы горбачевской «Перестройки и гласности » зрительский интерес к  «Клубу путешественников»  неожиданно и  резко  упал.  Жажда обещанных  начальством перемен легко  потеснила историю вместе  с географией. Теперь миллионы  спешили к своим «голубым экранам»  не ради Сенкевича, а к   началу  передачи   Владимира Молчанова  с его «До и после полуночи». Старались  не пропустить ни одной из всех   шести сотен  секундочек  в программе Александра Невзорова  и Светланы Сорокиной. Пятничный вечер проводили не в театре, а  в приятной компании мужественных народных защитников   из программы   «Взгляд». 

 И не забывали  заглянуть  на  «12 этаж» к Эдуарду Сагалаеву,  где обсуждались молодежные проблемы. 

По странному совпадению, тихо увядающий в своей интеллигентности «Клуб»,  располагался на том же этаже…

И в этот момент два молодых (им не было еще и тридцати)  режиссера программы: Андрей Циленко и Евгений Чекаев  получают «добро» от начальства и начинают делать некое «приложения» к программе «Клуб путешественников», которое  называют просто -  «Вокруг света».

 В этом приложении  не было ни Юрия Сенкевича,  ни какого-либо другого ведущего…только  голоса авторов  сюжетов, а не дикторов. В кадре -   эксперты и  знатоки. 

Очерки рассказывали о том, о чем тогда писали в газетах и журналах,  за которыми  выстраивалась очередь  к газетному киоску уже с шести утра,  и  о чем упорно  молчало  Центральное телевидение – последний бастион советской идеологии. 

В выпусках программы - Шаолиньский монастырь и У-шу, о которых увлекательно рассказывает молодой ученый-китаист Алексей Маслов:  он побывал в монастыре и многому научился  у  легендарных монахов. Также зрители узнают о посещении Земли  НЛО и  о  паранормальных явлениях,  загадках   Бермудского треугольника, о необъяснимых находках на дне мирового океана  и  о  безуспешных поисках  Шамбалы художником Рерихом.

Разумеется, популярность программы превзошла даже самые смелые ожидания самих авторов и режиссеров! Ее смотрели также, как раньше «Клуб».

После чего приложение закрыли, а создателям приказали вернуться к своим cтанкам: продолжать делать еженедельные  выпуски «Клуба путешественников».

   

В ШТОПОРЕ

 

После 1991 года зрители не сразу заметили исчезновение с экрана Юрия Сенкевича. В редакцию продолжали  приходить мешки писем, но теперь новоиспеченные россияне  не просили приехать к ним на съёмки,  предлагая  интересную на их взгляд тему. Теперь   просили помощи. Материальной.  Желательно, от самого  Юрия Сенкевича.

 

 Но Сенкевич теперь появлялся  в «Останкино» крайне редко. Старые кумиры на  ТВ  были уже не нужны, а новых «звезд»  создать  еще не успели…

На глазах разваливался  его Институт… Нужно было искать новое применение в новой жизни.

Редакция «Клуба» распалась. Неожиданно режиссер Стас Покровский вместе с несколькими сотрудниками, прихватив с собой немалую часть редакционных материалов,   перешли на Российское телевидение - к Олегу Попцову.

Говорили, там – «больше свободы!», да и после самоликвидации СССР все деньги были тоже там, о чем не говорили.   

Стас Покровский  стал делать первую в своей жизни полностью «свою»  программу, которую назвал  «Пилигрим», хотя  к путешествиям верующих она не имела никакого отношения.

 Продержалась  «Пилигрим» в эфире совсем недолго.  И в этом вовсе не вина ее создателя: трудно приносить доход телеканалу,  конкурируя   в эфире с ежевечерними  проповедями корейской  секты  «Аум Синрикё»,  которые в «прайм-тайм» охотно размешало  Дирекция  новоиспеченного Российского телевидения.

А «Клуб»  продолжал выходить в «Останкино» все так же, по воскресеньям,  и длился 43 минуты.  

Его снова стали смотреть, пусть и не так рьяно, как раньше…если, конечно, доверять рейтингам социологической службы ТК «Останкино» тех лет…

 Странное было время: ранее пустующие кабинеты  «Всесоюзного Завода», с каждым днем стали   наполняться какими-то «ООО» и людьми, не имеющего никакого отношения ни к телевидению, ни к творчеству, а только - к рекламе  и «коммерческим сюжетам»…  

 В один  прекрасный день Телевизионный технический центр, обладавший тогда самой мощной производственной базой в стране, вдруг отделился  от редакций  и стал собственностью какого-то  очередного  около начальственного  «ООО»… 

Новое верховное теленачальство огромной телекомпании – из газетчиков- партократов, было озабочено лишь  регулярностью поступающей рекламы в «межпрограмное пространство», а не самими программами. Разумеется, в компании был наведен порядок:  весь рекламный поток  теперь проходил только через утверждённую тем же самым «газетным»  начальством с американскими менеджерами, едва изъяснявшимися по-русски,  компанию…  

Но все это нормально, если программа «Время» правильно освещает все шаги первого демократического правительства страны.

 А до начала войны в Чечне остается год…

В то же время можно было легко зайти  в реквизиторский цех и взять костюм любой эпохи, если молодому режиссеру  вдруг  вздумалось вставить «постановочные сцены» в  сюжет. Правда, героев XVIII века  приходится   играть самим сотрудникам редакции, за неимением денег на оплату актеров.  Но произносить им ничего не нужно: только двигаться!

А еще можно заказать из архива старую хронику и смотреть ее часами в одиночестве в одном из вечно теперь пустующих маленьких кинозалов, поставив чашку  кофе на маленький столик возле   кресла и покуривая американские сигареты, как  какой-нибудь Антониони… или поболтать с  худым и улыбчивым  Константином  Эрнстом в  кожаной  «косухе» на лестничной  площадке  - «курилке» между этажей.

«Своему  парню»   в той « косухе»  еще только   предстоит сделать  свой главный  выбор в этой жизни…   

С  каждым разом  рассказывать главному редактору бывшей киноредакции, а ныне  непонятному никому «АСС ТВ», все той же Ирине Александровне Железовой  о том, чем будем   «наполнять эфир»,  становилось все сложнее: никаких путешествий для «Клуба путешественников»!  Есть архив - пользуйтесь!  В Москве, наконец, тоже немало интересного и еще не снятого есть! Правда, камеру на съемки дают только раз в месяц. 

Привычный ответ начальства из коммерческой службы, которая теперь правит всем: «Денег нет! Ищите спонсоров!».  Ладно, будем искать…

Смен монтажей, кроме ночных:  с десяти вечера  до шести утра, нет: днем монтируют свои «коммерческие сюжеты» более важные люди, чем эти, из «клубешника».

Зато под Новый год вся редакция получает в подарок от Руководства  по железному  подносику,  с красиво упакованным импортным печеньем…

Merci!

 

В 1992 году  в «Клубе»  из старого  состава  остается лишь три режиссера, в редакцию приходят совсем новые люди. Но,  согласно «клубной традиции»,  не случайные.  

Cамому  старому из них  – 33 года.

Никакого финансирования производства  со стороны нового теленачальства нет:  ему  снова не до «просветительства».

Зато не мешают… 

Все  приходится  делать самим, не забывая ни на минуту, что сорокатрехминутная  программа должна выходить каждое воскресенье, в свое  обычное  время.

 Рождающийся в турбулентных потоках криминала и рискованных инвестиций зарубежных туркомпаний  в Russian market, отечественный турбизнес к «Клубу» относится пренебрежительно: «хватит смотреть на мир глазами Сенкевича!».

Теперь россияне сами могут ехать  куда хотят, что и делают, соря деньгами по всему миру. И уже своими глазами смотрят на мир, пусть и  не тот,  о котором  в прошлую эпоху рассказывал  Юрий Сенкевич.

К тому же, на телевидении появилась  альтернатива: столь  любимые   продавцами пакетных туров «Непутевые заметки» Дмитрия Крылова…вполне  себе  «путевые», с точки зрения коммерческой  выгоды.  

 

В это же время  «Клуб»,  где стёрлись  жесткие рамки  «должностных инструкций»  советской  эпохи, стал прекрасной школой  мастерства для нового  поколений творческих людей.  «Клубовцы»  все чаще становятся  авторами сценариев собственных фильмов, а иногда  и редакторами  и режиссерами  своих очерков.

 «Клуб» всегда стремился к высокому качеству «картинки»: она не должна быть «телевизионной», а только на уровне хорошего кино! Такое же  требование    у творческого коллектива было тогда  и  к музыкальному оформлению. 

Не случайно же в одном из своих  интервью советский «мэтр» - композитор Никита Богословский отметил в 90-ые годы: «Единственную музыку, которую сегодня еще можно слушать на телевидении - это «Клуб путешественников!».

«Как в эфир выходим – сама не понимаю!», однажды восклицает в сердцах  технический координатор  программы  25-летняя Наталья Силанова – ныне руководитель одного из телеканалов.    

 

И все же программа выходила. Регулярно,  без сбоев.  В отведенное в сетке время.

«Ну, мы пошли «сдаваться» - со вздохом говорил всем, словно перед боем или долгой  разлукой, режиссер выпускающей «бригады» в пять часов вечера в пятницу...  В этот момент редактор выпуска каждый раз внутренне собирался.

«Ладно, я – тут» - подбадривал главный выпускающий Андрей Циленко…Похоже, он никогда и не уходил из «Останкино» - Андрей просто жил там, в  своем призрачном  мире качественного телевидения.

Это была еще одна, пусть и не самая приятная, но все же  традиция «Клуба» тех лет:  каждый вечер пятницы  готовый выпуск  Ирина Александровна  всегда   «отсматривала»   в своем кабинете, в присутствии  всей  «бригады».

Авторы и режиссеры старались  не показать своих переживаний за сделанное ими, наблюдая не за экраном старого телевизора  в ее кабинете, а за выражением ее  лица…

И  почти всегда  Ирина Александровна  давала «добро» на выход  в эфир очередного выпуска - как со своей вышки  авиа диспетчер дает  свое «добро на взлет»  самолета.

 С этого момента ничего исправить в программе уже было нельзя: при монтаже того времени,  даже для малейшего исправления,  требовался перемонтаж  всей программы, а если что-то не так в озвучании  или в подборе музыке,  то все придется переозвучить  по новой!

Если  же у Железовой  возникали вопросы, то тут  же с 12 этажа быстро  спускался  тот самый  «главный по тарелочкам»  - Андрей  Циленко. Он  никогда не повышал голоса - только «каменел»  лицом, но   всегда  убеждал главного редактора  в правильности творческого решения своих коллег.   

Андрей  был единственным, чьему творческому вкусу  она доверяла. 

В «Клубе»  работали самые разные люди,  но среди них никогда не было случайных. Случайные появлялись  в те годы  ниоткуда и вскоре  исчезали,  стираясь  из памяти сотрудников,  занятых  бесперебойным  производственным процессом.

Особенно это касалось  каких-то странных личностей, которые  вдруг  появлялись  со стороны далекого от редакции начальства,   чтобы «курировать», «советовать» или просто «наблюдать». После вежливого приема  сплоченного  коллектива, им приходилось потом  бесцельно слоняться  по бесконечно длинным коридорам  телезавода,  долго пить  кофе в многочисленных  столовых,  а  потом исчезать  туда, откуда пришли.  

Разумеется,  никто саботаж специально не организовывал:  просто им нечего было делать среди тех, кто работает… а не «курирует».

Знаменитая   программа, но без  ведущего - лакомый кусок  для тех, кто приходит на телевидение «торговать лицом и делать деньги».

 Повсюду в «Останкино» делали ремонты новые начальники старых кабинетов. В обшарпанной редакции «Клуба путешественников» на 12 этаже «Останкино» все было по-старому.  Письменные  столы были только у администраторов. Ящики в двух  оставшихся редакционных столов из глубокого советского прошлого «бригады» делили по-родственному: «два верхних – наши, нижний – ваш!».

 В этом заповеднике прошлого, время от времени, появлялась люди из настоящего: претенденты на кресло Юрия Александровича, заявляя  с порога: «Я -  ваш будущий художественный руководитель!».

Случайно оказавшиеся  в этот момент в комнате  «клубовцы» спокойно отвечали очередной  восходящей «Звезде»  ОРТ:  «Угу…», - и смотрели на потолок, разрисованный черными кружочками с  датами, так в «Клубе»  отмечали место, куда попала после громкого хлопка пробка от шампанского, выпитого вместе  по случаю чьего-то дня рождения или возвращения  из с трудом добытых киноэкспедиций…

Разумеется, как и претенденты на «кураторство», эти тоже куда-то исчезали. И никогда больше не появлялись…

 

 

ВЗЛЕТ  И  ПАДЕНИЕ

 

 

Жизнь в таком заповеднике могла продолжаться еще долго, но тут  заокеанские советники из предвыборного штаба  первого российского президента растолковали  своим кремлевским клиентам о тех огромных возможностях, которые таит в себе современное  телевидение

Но отнюдь не для просвещения, а для управления мозгами населения: если правильно все организовать, то  «реципиент», он же «электорат», а попросту – «пипл, который все схавает», кинет в избирательную урну тот бюллетень, который нужно.   

 Спустя годы стало известно, что кто-то в окружении Ельцина тогда  решил, что на Общественном российском телевидении – общественном по форме организации и частном по форме присвоения его хозяином - Борисом  Абрамовичем Березовским, недостаточно, чтобы  только одна  Алла Пугачева  пела  «да-да-да-нет!», а  Владимир  Познер с лукавой улыбкой кота Базилио вкрадчиво советовал: «Голосуй, а то проиграешь…». Для полной победы решили вспомнить  и уже подзабытых « кумиров» из СССР: для обеспечения голосов «старшего  поколения»,  готового голосовать за коммунистов. Тогда-то на экране вновь возник Сергей Капица со своим «Очевидным – невероятным», Николай Дроздов перестал гладить всех кошечек и собачек по московским квартирам, что позволял бюджет «Мира животных» и перешел к своим привычным темам вне МКАД,  а Лев Николаев получил возможность делать выпуски своей программы «Под знаком ПИ» не только в студии…

 …Однажды весной 1995 года один из редакторов «Клуба» зашел в кабинет Ирины Александровны Железовой   рассказать о том, что собирается снять «бригада» в предстоящей командировке на Сицилию.

В это время, после долгого простоя, «Клуб»  неожиданно вдруг снова «поехал»… медленно, но поехал.

В выпусках  программы  стали  снова появляться  не только сюжеты из Москвы и ближайшего Подмосковья!

Желание путешествовать и рассказывать в эфире об увиденном, заставило всех сотрудников обновленной  редакции превратиться  в «переговорщиков»:  все, от режиссеров до администраторов, «убалтывали»  на туристических выставках, в  посольствах, на приемах и фуршетах тех, кто мог бы потенциально пригласить съемочную группу из трех человек на съемки. Куда угодно, но за их счет, разумеется.

Иногда срабатывало…

 При этом за показ сюжетов в эфире главного телеканала страны, они ничего не просили.  Ни себе, ни «коммерческим службам»  телестудии, которые как сломанный граммофон  продолжали твердить  который уже год: «ищите спонсоров!».

Ирина Александровна выслушала с интересом план съемок. Одобрила. И тут показала открытку с папирусной лодкой «Ра», которая  неожиданно появилась   на ее столе, явно совсем недавно:  «Вот, Сенкевич вчера прислал!», сообщила она с загадочной улыбкой…

И продолжила: «Он возвращается!».

«И что будет с нами?» - спросил редактор.

Ирина Александровна, которая   работала    в «Останкино» уже  тогда, когда родители ее нынешних подопечных «клубовцев»  еще даже не познакомились, вместо ответа дипломатично промолчала… 

 

Сенкевич действительно вернулся на телевидение! Его возвращение прошло столь же незаметно, как и исчезновение: будто бы и не исчезал он на несколько лет с экрана! Такова была сила зрительской привязанности к нему, ставшему символом понятной и привычной, а главное – спокойной жизни в прошлую эпоху. 

Вскоре  «Клубу путешественников» купили свою камеру  «Бетакам»… а потом еще одну, но уже сильно дешевле первой.

Несколько быстротекущих лет современной русской истории настолько все изменили на  телевидении, что возвращение Юрия Сенкевича в его родной дом «Клуб путешественников» оказалось для него не простым. Там осталось слишком мало знакомых лиц! 

 Для большинства в обновленной редакции Юрий Александрович   был человеком, которого все помнят с детства, но только  как лицо из телевизора,  а они для него – новые и незнакомые люди, к тому же уж очень молодые.

В любом случае, так бережно хранимое  кресло ведущего, без которого уже все успели привыкнуть делать свои  программы,  лучше вернуть ему по праву, чем отдать какому-то случайному человеку.

На «притирку» новой редакции со  знаменитым  ведущим  ушел год…может и больше. В любом случае, каждый капитан должен заработать доверие своего нового экипажа, а экипаж доказать, что достоин своего капитана! Если он пришелся по вкусу, конечно.

 Так и произошло: «Клуб» снова ощутил себя одной  командой, в которой вполне была  уместна ирония в адрес тех, кто  остается на  мостике в любой шторм, а  тот, кто был всегда на мостике,  стал теперь называть   членов своего «экипажа»  не по именам, а  шутливыми  прозвищами, которые сам придумывал. Причем, совсем не обидными, а по-отечески  ласковыми…  

При этом, Юрий Сенкевич,  принятый и  признанный  своей   свободолюбивой редакцией  в должности «художественного руководителя и ведущего», согласно судовой роли на их общем корабле, умел поддерживать дисциплину, ответственность за свое дело и обстановку взаимоуважения. Негласным законом были запрещены все интриги, без которых не проживет ни один творческий коллектив, а  тем более –  наушничество и доносительство. 

С возвращением Юрия Сенкевича  в «Останкино», а  теперь - ОРТ в 1994 году программа обрела «второе дыхание»  и  так  вновь нашла своего зрителя. «Клуб»  поехал по разным странам так, как не ездил никогда в своей истории! И без всякого финансирования со стороны  ОРТ! Все – результат «поисков поездок» редакцией  и  авторитета Сенкевича. 

Последнее десятилетие  своего существования «Клуб» путешествовал и снимал своего материала  больше, чем за всю свою «советскую» историю программы. Программа не изменяла своей концепции: даже в самых туристических местах: на Канарских островах, в Швейцарии или Таиланде, - авторы и режиссеры программы находили то, что ускользает от внимания случайных визитеров-туристов.

Именно в «Клубе» впервые на российских экранах появляются «подводные» сюжеты: зрители изучают подводные пещеры острова Гозо  и вместе с подводными операторами  опускаются на погибшие суда в Красном море, пробираются среди  водорослевых зарослей на Белом.

 Также впервые «Клуб»  рассказывает о парусниках и  яхтенных гонках: режиссер Евгений Чекаев и оператор Сергей Мальцев вместе с первой российской командой  на  регате  Fastnet  вокруг  острове Уайт, потом -  под парусом в гонке одиночек Global Alone , а раньше -  снимают как  яхтсмен-одиночка  Виктор Языков  сам строит  в Лазаревском под Сочи свою яхту, на которой вскоре отправляется в одиночное плавание вокруг света.

«Клуб» подробно рассказывает о кругосветном походе барка «Крузенштерн», после того, как ему долго пришлось «отстаиваться» в  порту приписки.

Режиссер Андрей Макаренков с оператором Андреем Талалаем  пересекает американский континент вместе с фургонами мормонов во время исторической реконструкции их легендарного перехода в штат Юта.  Другие в это время пересекают с севера на юг Марокко и достигают Сахары… а кто-то наслаждается тишиной русского Севера и рассказывает о Каргополе, Великом Устюге и Тотьме…  Тарусе, Веневе  и Мышкине – тех городах и скромных людях, которые смогли  тогда  сохранить нашу страну своей привязанностью к месту рождения 

 Юрий Сенкевич отправляется на остров Тенерифе – теперь там живет Тур Хейрдал, который делает уникальное открытие: пирамиды гуанчей – коренных жителей острова, полностью уничтоженных испанскими конкистадорами. После двух поездок  к Туру Хейрдалу на Канарские острова, у Сенкевича  возникает совместный проект с его старым другом: путешествие на остров Пасхи, с остановкой в Перу, где норвежский исследователь обнаружил ранее неизвестные  пирамиды доинкской культуры…

 С мая по октябрь в «Останкино» можно застать только тех, кто обеспечивает выход программы в эфир  или ее монтирует. Все остальные – в разъездах. Помимо двух штатных операторов: Андрея Талалая и Сергея Мальцева, – теперь приходиться привлекать и других, два оператора просто уже физически не могут поспеть всюду!

Юрий Сенкевич вместе с редакторами и режиссерами организовывает  съемки «обзорных» программ по бывшим республикам СССР – странам СНГ. Так зрители снова видят на своих экранах красоту Армении, Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Абхазии. Программа рассказывает о  Камчатке  и Соловецких островах, Якутии и Магаданской области,  заглядывает на курорты Кавказских минеральных вод и много путешествует по Крыму.

 Всю страну, разъединенную в «Беловежской пуще»,  как и прежде, но теперь уже только  на экране  телевизора,  вновь собирает  все тот же «Клуб».

 В редакцию снова  начинают приходить письма: россияне  благодарят  редакцию за то, что смогли увидеть родные места, которые  теперь им недоступны также, как  недавно «заграница» советскому человеку.

Сенкевич мечтает создать «Телевизионный Атлас России», поэтому любые предложения отправиться на съемки по России всячески им поддерживаются.

И это происходит именно тогда, когда  «главный канал страны» -  ОРТ  для просвещения ветеранов войны  9 мая ставит в праздничный эфир  военный фильм:  «Спасти рядового Райна».

Теперь у тех же людей на том же канале другая политика: из всех стран, где некогда  побывал «Клуб путешественников», остались  лишь  Украина да Сирия.

 Так постепенно, при поддержке Юрия Сенкевича и его инициативной редакции,  складывается неоконченный цикл «Малые города России»: о городах, почти забытых, но некогда сыгравших важную роль в истории России… На эти поездки всегда находятся средства  из скромного бюджета программы.

Юрий Сенкевич, как художественный  руководитель  и ведущий,  редко возражал против идей своих сотрудников, если  только их идеи  были разумны.

 Бюджет одной из самых  дорогих в производстве , по мировым продюсерским  стандартам, программ, все еще никак не желал соответствовать «закупочной цене» Первого канала. «Клуб» упорно продолжали покупать по одной из самых низких цен на канале, хотя «средняя температура по больнице» уже давно приближалась к мировым ценам на производство. Но это – не для всех.  Есть теперь равные и «более равные».  

 И все же  именно в эти годы многие работы «клубовцев» были отмечены международными наградами на различных фестивалях  во  Франции, в Швейцарии, Германии  и  Италии, а также  на Московском международном фестивале горных и приключенческих фильмов  «Вертикаль».

Достойно выстояв  в очереди   на награждение, и «Клуб кинопутешественников» наконец стал лауреатом  премии ТЭФИ. Но только в 1997 году в скромной номинации «Просветительская передача». Вспомнил о «Клубе» и окрепший  турбизнес – программа была   награждена  премией  в области туризма  «Хрустальный глобус».

«Закупочной цены» хватало только на «очень среднемосковские» зарплаты сотрудников и текущие расходы…например, на постоянно растущую аренду комнаты в  Останкино. Зато в редакционную политику пока никто не вмешивается. Пока… Когда  вмешаются, то цена программы  взлетит в четыре раза сразу, но вот самого «Клуба» скоро уже не станет.

Последний год своего существования «Клуб путешественников» провел в здании на Селезневской  улице – там, где был последний  рабочий кабинет Юрия Сенкевича. Часть этой большой комнаты была превращена в студию, в которой  записывали вступительные слова к программам и куда охотно  приходили гости…

Вскоре Юрию Александровичу пришлось выступать уже в большой и неуютной студии  в бывшем «Останкино». Много камер…много света…мало знакомых и привычных лиц вокруг.

Говорить теперь нужно было то, что согласовано с «куратором» … Незнакомые люди требовали, чтобы ведущий выступал не в своей привычной, слегка потертой, одежде, а в нарядах «согласно договору с рекламной службой», которые  мировые «бренды» придумали для тех, кто  видит себя в отпуске «настоящим путешественником».  

       

В день  40-летия «Клуба путешественников» - 18 марта  2000 года, тогда еще всего лишь и.о. Президента Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, такими словами поздравил творческий коллектив и зрителей программы:

«От всего сердца поздравляю творческий коллектив телепрограммы «Клуб путешественников», ее ведущего Юрия Александровича Сенкевича и всех поклонников передачи с 40-летием со дня ее первого выхода в эфир.

На протяжении десятилетий еженедельные заседания «Клуба путешественников» собирают огромную телеаудиторию. Каждое воскресенье в спокойной и гостеприимной атмосфере со зрителями встречаются отважные исследователи, эксперты и первопроходцы, самые известные путешественники современности.

Ваш телевизионный клуб воспитал не одно поколения россиян в духе любви к открытиям и приключениям, к родной земле. Недаром народная мудрость гласит: нужно  побывать в чужих странах, чтобы научиться по-настоящему любить свою собственную.

Искренне желаю старейшей передаче российского телевидения успеха в новом, XXI веке. Всем создателям и активным членам «Клуба путешественников» хочу пожелать здоровья, благополучия и, конечно, новых удивительных открытий».

   

После этого поздравления программе, как и ее ведущему, оставалось  жить в эфире всего три года. А пока в вольнолюбивой редакции  отпускали шуточки: «Если ведущий заболеет, есть теперь кем его заменить! Нашего  и. о. дома нынче не застать: все знакомится с супругой  с  чужими  странами! Не иначе, как учится там любви к своей собственной. Тут-то  у нас  этому не обучают..».

Через несколько дней  после смерти  Юрия Сенкевича в сентябре 2003 года  программу закрыли. Через месяц все сотрудники были уволены «по собственному желанию», хотя никто такого желания никогда не испытывал.

«Клуб путешественников» Юрия Сенкевича  постигла та же судьба, что и «Клуб кинопутешествий» Владимира Шнейдерова  в  1973.

Но на этот раз зрители  не стали отстаивать  свой «Клуб».

Да и не смогли  бы,  если бы даже стали: старые песни «о главном»  теперь поются по-другому.